395-й стрелковый полк. Боевая задача

В начале сентября, во второй половине дня, к нам неожиданно приехал комдив А. 3. Акименко.

Как всегда спокойно, но подчеркнуто четко, приказал мне достать карту района Ельни. Он подробно обрисовал обстановку на Ельнинском выступе, сложившееся там положение противостоящих сторон, нанес на карту очертания переднего края советских войск и командный пункт 102-й танковой дивизии. Затем он поставил перед нами задачу:
— Ваш 395-й стрелковый полк, который усиливается одним стрелковым батальоном 785-го стрелкового полка, должен совершить ночной форсированный марш и сосредоточиться в районе Новое Брыкино, Праслово. С выходом в этот район полк вливается в состав 102-й танковой дивизии, где и получите дальнейшую задачу от ее командира. Начало марша с наступлением темноты.

После короткой паузы Акименко продолжал:

— С выходом полка в район сбора хорошо замаскироваться, бойцов накормить, дать им полтора-два часа на отдых. Дневные движения техники и людей исключить. Лишь отдельные мелкие подразделения, не больше роты, если того потребуют обстоятельства, могут двигаться днем.

Акименко обстоятельно инструктировал нас. Чувствовалась его озабоченность судьбой полка, переходящего в подчинение другого командира. В конце разговора Акименко, обращаясь ко мне, не то шутя, не то всерьез, сказал:

— Без победы, Бабаджанян, не возвращайтесь, мы вас не примем.

Ночь показалась короткой. И не заметили, как наступило время марша. Вести полк я поручил начальнику штаба И. В. Артюху, а сам с комиссаром Пивоваровым на конях выехал в штаб 102-й танковой дивизии. Ранним утром мы доложили командиру этой дивизии полковнику И. Д. Илларионову о нашем прибытии.

В блиндаже, где мы представлялись командиру дивизии, присутствовало несколько офицеров. Это были начальник штаба, начальники оперативного и разведывательного отделений штаба дивизии и несколько других командиров.

Полковник Илларионов, не поздоровавшись с нами и не поинтересовавшись состоянием прибывшего полка, коротко бросил в мою сторону:

— Вашу карту!

Я передал ему сложенную чистую карту. Взяв ее, он еще раз зло посмотрел на мое загоревшее лицо и бритую голову, наклонился к столу и стал чертить передний край обороны противника и своих войск. Потом сплошной линией нанес красным карандашом линию наступления полка. Протянув мне карту, приказал:

— Наступать не-м-е-д-ленно! Смотрите задачу полка на карте — Обернувшись к рядом стоящему начальнику штаба, дал ему указание: — Полк усилить четырьмя артдивизионами и батальоном танков.

Потом снова повернулся ко мне и спросил:

— Задача ясна?
— Так точно. Но немедленно наступать не могу. Полк еще на …

На полуслове Илларионов оборвал меня:
— Вы, майор, плохо начинаете, каков будет конец?!

Обращаясь к полковнику, приказал:
— Проследите за точным выполнением моего приказа.

И вышел из блиндажа.

После этой сцены блиндаж замер на несколько секунд. Первым тишину нарушил начальник штаба, к которому дважды обращался И. Д. Илларионов. Спокойным и очень вежливым тоном он спросил меня о состоянии и местонахождении подразделений полка. Получив исчерпывающую информацию, поблагодарил нас и добавил:

— Не огорчайтесь, на войне все бывает.

Мы с Пивоваровым зашагали к лесу, в сторону наших коней. Пивоваров задумчиво сказал:
— Д-а… злой дядька, такой в горячке может наделать много глупостей.

И минуту помолчав, добавил:

— Ничего, не переживай, все уладится.

На пути к нашим коням, которых коноводы укрывали в лесу, нас догнал молодой, внешне привлекательный командир в чине майора, один из тех, кто присутствовал в блиндаже при постановке комдивом задачи нашему полку. С приятной улыбкой представился:

— Начальник разведки.

Назвав свою фамилию и встретив наш угрюмый и недовольный взгляд, добавил:

— Не обижайтесь на резкость обращения нашего комдива. Человек он храбрый и командир неплохой. Мы, штабисты, привыкли к нему. Обстановка тяжелая, но комдив умеет ценить заслуги людей. Все будет хорошо, только не торопитесь с наступлением. Главное — хорошо продумать и организованно начать наступление. Что касается информации, то ее по распоряжению начальника штаба дивизии будете получать от меня.

Мы с Пивоваровым молча пожали руку нашему новому другу и заверили его, что сделаем все, чтобы полк добился успеха.

А. Бабаджанян