Книга Георгия Жукова

Отлученный от воинских дел Жуков начал писать свою знаменитую книгу «Воспоминания и размышления».

Но сколько трудов ему стоило пробивание ее в издательстве. Сколько вздорного невежества Суслова надо было преодолеть!

Первый литературный помощник Жукова — Вадим Герасимович Комолов рассказывал мне, как трижды с рукописью книги Жукова был у Суслова, который был и главным редактором, и цензором, и судьей книги.

После одного тяжелейшего разговора В, Г. Комолова поразил инсульт. Полную работоспособность он уже не восстановил до конца жизни. У Комолова я прочитал записку Жукова, которую он считал святыней и берег дороже всего на свете.

Ровным, почти каллиграфическим почерком в ней написано: «Я благодарю тебя, Вадим Герасимович, за большую помощь мне. Без тебя не было бы и этой книги. Поздравляю тебя с днем рождения. Желаю тебе всего доброго. Обнимаю, Жуков».

В. Г. Комолов давно умер.

Мне пришлось перечитать много о Великой Отечественной войне. Кроме трех официальных изданий истории войны, я читал хорошие мемуары: Василевского, Рокоссовского, Конева, Баграмяна, Штеменко, Мерецкова, Горбатова, Батова, Руденко, Покрышкина.

Я читал и плохие книги о войне. Но лучшего произведения о войне, чем капитальный, достоверный, правдивый труд участника всех основных событий Великой Отечественной, я не читал.

Наверное, другой такой книги уже не будет. Потому что этому помешает возня вокруг нового освещения истории Великой Отечественной войны, амбиции и притязания историков. Жуков не все описал. Это невозможно сделать одному человеку. Но то, что он поведал, — святая правда.