Комдив А. З. Акименко

Штаб дивизии размещался в небольшом лесочке. Местность была пересечена многочисленными оврагами и речушками.

Здесь строились щели, блиндажи, окопы и аппарели для автомашин и другой техники. Штабы и командные пункты размещались в лесах и перелесках.

Укрытия для людей и техники почти не возводили. Когда мы пришли в штаб, командира дивизии там не оказалось. Представились начальнику штаба полковнику К. П. Неверову. Впоследствии, в ходе боев, мы близко узнали этого прекрасного и высокообразованного офицера, закончившего Великую Отечественную войну в чине генерал-лейтенанта.

Он был подтянутый, стройный, выше среднего роста, с небольшой сединой на висках. После нескольких формальностей К. П. Неверов коротко рассказал нам о состоянии дивизии и ее задачах на оборонительном рубеже. Интересовался, что представляет из себя личный состав, который мы привели из состава расформированной 158-й стрелковой дивизии.

Во второй половине дня вернулся полковник А. 3. Акименко. Когда мы представились ему, он с иронической улыбкой, подавая нам руку, сказал:

— А штабисты приехали командовать полками!

Мы молчали, пожирая комдива глазами. Усадив нас на скамейки, А. 3. Акименко стал расспрашивать о состоянии техники и вооружения, настроении людей, которых мы привели с собой. Получив ответы, он подчеркнуто предупредил:

— Вот что, товарищи штабисты, езжайте в свои полки прямо сейчас. Здесь не донесения писать, а воевать надо.

Фиалка, заметив мое волнение, толкнул меня локтем в бок: дескать, молчи! Это не ускользнуло от наблюдательного взгляда Акименко, и он не замедлил заметить:
— Не волнуйтесь и не обижайтесь, майор Бабаджанян, мы посмотрим, как вы оправдаете свое назначение командовать полком.

127-я стрелковая дивизия занимала оборону по восточному берегу реки Ужа на фронте Недники — Лебедево — Ректы — Каськово — Починки. Она усиленно укрепляла свой рубеж.

Оборонительные работы производились в ночное время, чтобы скрыть их от бдительного ока разведывательной авиации противника. Днем производились лишь небольшие работы малыми группами людей. В случае появления в воздухе самолета врага люди сразу же маскировались.

К нам часто приезжал комдив А. 3. Акименко и каждый раз опытным взглядом осматривал сооружаемые полевые укрепления. В последний раз, в конце августа, он, объехав весь оборонительный рубеж, подошел ко мне и в присутствии комиссара полка Н. И. Пивоварова строго официально сказал:

— Вот что, друзья, произведенной оборонительной работой в полку я доволен. Спасибо вам за старание!

После отъезда комдива Пивоваров подошел ко мне, похлопал по плечу и с улыбкой произнес:

— Не удивляйся внешней строгости нашего комдива. Человек он крепкий, добрый и душевный, заботится о нас днем и ночью

А. Бабаджанян