Наступление врага на Западном фронте

В излучине Днепра, в районах поселка Кардымово, деревни Рыжково, станции Приднепровская долгое время не утихали кровопролитные бои.

По указанию командования мне не раз приходилось бывать на этом участке фронта. И всякий раз я убеждался в удивительном героизме наших советских воинов.

Мне хочется отметить эпизод, который я видел на Соловьевой переправе через Днепр.

В первых числах августа на этой переправе скопилось огромное количество наших автомашин. Переправа (паром) была разрушена, и движение через реку приостановилось. Авиация противника непрерывно бомбила скопление автомашин. Враг в этот район выбросил воздушный десант, который также обстреливал из минометов переправу.

Санитарка

Несмотря на смертельную угрозу, красноармейцы и командиры трудились на переправе днем и ночью, спасая машины и раненых бойцов. Это был настоящий подвиг советских воинов!

В результате предпринятых советским командованием мер наступление врага на Западном фронте было приостановлено. Воспользовавшись этой паузой, наше командование сумело в короткий срок произвести частичную перегруппировку войск и начать контрудары на отдельных направлениях.

19-я армия стала успешно действовать на северном участке фронта в районе Ярцева. На центральном участке фронта усилили удары по врагу войска 16, 20 и 24-й армий.

В середине августа мне и моему фронтовому другу майору П. Я. Фиалке удалось убедить командующего 19-й армии И. С. Конева послать нас на передовую в качестве командиров полков. Он «благословил» нас, и мы были назначены командирами полков в 158-ю стрелковую дивизию. Эта дивизия входила в состав 34-го стрелкового корпуса, которым командовал очень храбрый и мужественный воин, полковник А. 3. Акименко.

Дивизии 34-го корпуса были выведены во второй эшелон 16-й армии, которой в то время командовал К. К. Рокоссовский, приводили там себя в порядок и одновременно готовили новый рубеж обороны на восточном берегу реки Ужа, юго-западнее Дорогобужа.

Через несколько дней после нашего прибытия в 158-ю дивизию ее личный состав в силу своей малочисленности был передан в 127-ю стрелковую дивизию, а корпусное звено упразднено.

Командиром 127-й дивизии стал полковник А. 3. Акименко, с которым я и майор П. Я. Фиалка очень близко познакомились в июльских боях под Витебском и Смоленском. Он был отважным, образованным командиром и являлся примером для многих. С подчиненными разговаривал предельно ясно и четко. С таким комдивом было легко и приятно служить, хотя за упущения он строго взыскивал, невзирая на личности.

А. Бабаджанян