He понятая душа

«Чужая душа потемки» — так гласит старая русская поговорка.

Эта поговорка приходит мне на память всякий раз, когда мне приходится читать в иностранной литературе или слышать, бывая за рубежом, рассуждения о таинственных особенностях души русского человека.

Ведь для того, чтобы понять душу другого человека, нужно самому быть близким ему по душе, по чувствам, по взглядам на жизнь.

танки

Когда мы возвращались обратно в Москву (из Подмосковья, где было огромное танковое сражение), мои коллеги пожаловались, что им очень трудно будет дать психологическую зарисовку русского бойца-героя подмосковной битвы.

— Понимаете, — говорили они мне, — наш читатель привык мыслить конкретно: ведь воинский подвиг, тем более такой исключительный, может быть совершен особой, исключительной личностью.
— Правильно, — согласился я.
— Но когда это имеет такой массовый характер, трудно говорить о герое в собственном смысле этого слова.
— Тогда пишите о героизме народа.
— А нас интересует именно личность.
— Ну, что ж, напишите об одном человеке.
— Но ваши люди в своих поступках руководствуются чем-то слишком общим. Нам же хотелось бы показать особенность души русского человека.
— Да это же и есть его особенность.
— Нет, нет, не отрицайте. Русская душа! Вспомните Достоевского…
Вот такой эпизод, связанный с «таинственными» свойствами души русского человека.
В. К.