Последняя встреча с Жуковым

Последний раз я видел Жукова на торжественном собрании, посвященном Дню Победы.

Кремлевский Дворец съездов был переполнен. Доклад делал Брежнев. И вот он начал называть имена наиболее выдающихся полководцев.

У нас почему-то повелось перечислять полководцев не по заслугам, а по алфавиту. Докладчик произносит: Антонов — в зале умеренные аплодисменты; Баграмян — аплодисменты громче и подольше; Василевский — аплодисменты продолжительнее; Говоров — тоже хорошие аплодисменты; Еременко — короткие жидкие аплодисменты; Жуков — и в зале, как взрыв, раздается гром аплодисментов.

Он то нарастает, то чуть утихает. Длится это долго. Брежнев показывает рукой: «Садитесь, хватит». В ответ — взрыв аплодисментов. Весь зал встает. Брежнев теряется. Смотрит в президиум. Председательствующий Суслов тоже хочет угомонить народ. Новый взрыв оваций.

Я тогда был депутатом Верховного Совета РСФСР от Ивановской области и сидел в составе делегации в правом крыле зала Дворца съездов, рядом с секретарями обкома КПСС Смирновым и Клюевым. Мы смотрим друг на друга. Овация гремит. Все стоят. Брежнев пьет воду. Дает команду обеими руками, дескать, хватит, садитесь. Новый взрыв оваций.

Явно было видно его нежелание поддержать настроение зала, где, кстати, находились члены ЦК КПСС, депутаты Верховного Совета СССР и РСФСР, лучшие работники, ударники труда. Сколько длилась овация — трудно сказать. Единственный раз я присутствовал при такой овации. Слыхал овации Сталину по радио. Но то — по радио, а здесь — наяву. Вот что такое незаконная опала и заслуженная слава полководца!

В перерыве того торжественного собрания мы гуляли с Александром Ивановичем Покрышкиным в фойе дворца. Покрышкин увидел одиноко стоящего Георгия Константиновича, взял меня под руку: «Пойдем, я тебя представлю Жукову».

Мне показалось, что это не очень удобно. Но Покрышкин меня уговорил. Подходим. Они долго жмут друг другу руки. Затем Покрышкин говорит: «Георгий Константинович, представляю вам — мой друг, тоже вояка, всю войну от звонка до звонка провоевал на штурмовике».

Жуков подает мне руку, я ощущаю огромную ладонь, сильную, но мягкую. Он смотрит мне прямо в глаза долго-долго. Мне показалось — он изучает меня, хочет понять, что я за человек.

В его глазах я вижу усталость и тоску. Немного поговорив с Покрышкиным, он с грустью сказал: «Вот зря люди хлопают. Они, наверное, не знают, что для меня это новые неприятности». Мы были удивлены.

Покрышкин начал говорить об уважении людей к нему. Жуков ответил: «Было уважение, а сейчас, видите, какими чертями на меня смотрят Брежнев и Суслов». Это была моя последняя встреча с Жуковым.

Иван Пстыго