Военнопленные герои

О катастрофической доле советских военнослужащих, оказавшихся в германском плену, произнесено немало. К огорчению, в последние годы данная таматика стала предметом бесстыдной спекуляции со стороны обличителей «тоталитарного прошлого» нашей державы.

фото с сайта www.bombla.org

Русские военнопленные, не только военнослужащие, но и все сотрудники партийных и советских органов, а также мужчины, отходившие совместно с отступающими и окружёнными армиями. К примеру, командование сообщило, будто в 1941 году восточнее Киева были взяты в плен 665 тыс. русских военных.

Меж тем все количество войск Юго-Западного фронта к истоку Киевской оборонительной операции было 627 тыс. человек. Из данного количества более 150 тыс. работали за пределами окружения, а 10-ки тысяч военных смогли вылезти из окружения. Схожей практики держались немцы и в дальнейшем. Вот выдержка из указа командования 2-й танковой армии от 11 мая 1943 года:

«При занятии отдельных населённых пунктов необходимо немедля и внезапно захватывать имеющихся мужчин в возрасте от 15 до 65 лет, если они могут быть причислены к способным носить оружие, под охраной отправлять их по железной дороге в пересыльный лагерь 142 в Брянске. Захваченным, способным носить оружие, огласить, что они впредь будут считаться военнопленными и что при малейшей попытке к бегству будут расстреливаться».

Одним из штампов, навязчиво внедряемых в общественное сознание нашей страны, стал домысел о доле тех советских солдат и офицеров, коим получилось вырваться из немецкого плена. Оплёвывающие советское прошлое публицисты дружно рисуют душераздирающую картину, как бывшие советские военнослужащие, освобождённые из немецких концлагерей, чуть ли не поголовно отправлялись в лагеря ГУЛАГа или как минимум в штрафбаты.

В общем-то, простой здравый смысл дает подсказку, что военные, возвратившиеся из плена, обязаны быть подвергнуты проверке органами контрразведки — может, среди них наличествует некое число вражеских агентов. Немцы деятельно употребляли данный канал для засылки собственной агентуры. Вот это писал в собственных воспоминаниях шеф VI управления РСХА бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг:

«В лагерях для военнопленных отбирались тысячи русских, каких после изучения забрасывали на парашютах в глубь русской местности. Их главной задачей наравне с передачей текущей информации было политическое деление населения и диверсии. Остальные категории предназначались для борьбы с партизанами, их забрасывали в качестве наших агентов к русским партизанам. Чтоб побыстрее достигнуть успеха, мы начали вербовать добровольцев из количества военнопленных прямо в прифронтовой полосе».